"Революция!"— кричал Петруччо — А Ежи был шаман